Parisienne

О ресторане

Меню

Шеф-повар

Летняя веранда

Банкеты

Контакты

 Пожалуй, в Москве больше нет ресторанов, которые могли бы похвастаться сочетанием превосходной французской кухни, аристократического интерьера и непередаваемой атмосферы, присущей исключительно заведениям самого высокого уровня.

       Ресторан «Паризьен» расположен в Царском павильоне, том самом, который был выстроен специально для царской семьи к началу 15-й Всероссийской торгово-промышленной и художественной выставки 1882 года. Семиметровые потолки, изысканная серебряная лепнина, оригинальные изразцы – все это захватывающее дух великолепие прекрасно гармонирует с современной, но роскошной мебелью, с выложенной зеркальными пластинами барной стойкой, или с высокими винными шкафами, где хранятся лучшие образцы виноделия Франции, Италии, Аргентины, Чили, Калифорнии.

       Атмосфере «Паризьена» не подойдет ни одно из обычных определений. «Уютно», «приятно», «комфортабельно», даже «торжественно» - каждое из этих слов будет верным, но все они, вместе взятые, не передадут того ощущения, которое испытываешь при мысли, что здесь, именно в этом павильоне, в 1896 году был дан званый ужин в честь коронации Николая II. Кроме того, «Паризьен» удачно продолжает многовековую историю этого особняка, и, не нарушая традиций, предлагает гостям оригинальную французскую кухню – любимую кухню семьи Романовых.ю этого особняка, и, не нарушая традиций, предлагает гостям оригинальную французскую кухню – любимую кухню семьи Романовых

Здание, в котором с 2003 года располагается ресторан «Паризьен», хранит память о блеске и роскоши своих первых гостей – императорской четы Александра III.

       Именно тогда, больше сотни лет назад, величественный Царский павильон, предназначенный для отдыха императорской семьи во время больших народных гуляний на Ходынке - и потому закрытый от посторонних глаз, был возведен известными московскими архитекторами А.С. Каминским и А.Е.Вебером. Это было главное здание грандиозного комплекса сооружений Всероссийской торгово-промышленной выставки 1882 года. Сегодня от всего архитектурного ансамбля, призванного продемонстрировать мощь, гордость и славу России, до нас дошло только каменное здание этого павильона. Его берегли и использовали для церемоний с участием императорских особ в царской России. Последним крупным событием Ходынки стали прошедшие в этих стенах коронационные торжества императора Николая II. Эти события 1896 года сам император описал в личном дневнике: «...Аликсъ [императрица Александра Федоровна] и я отправились на Ходынку на присутствованiе при этомъ... «народномъ празднике». ...Смотрели из павилiона на громадную толпу, окружающую эстраду, на которой все время играли гимнъ и «Славься»...». А трагические события знаменитой ходынской давки, сопровождающей коронацию императора, в подробностях описал журналист Гиляровский, частый и внимательный гость «ходынского общества» - бедняков. 

       В советскую эпоху на буржуазное великолепие царского дома рука у пролетариата не поднялась, уцелело здание и Великую отечественную войну: площади павильона использовались как детский сад, потом – как дворец пионеров, а к восьмидесятым годам «церемониальность» дома унаследовал чинно расквартированный здесь партком. Кажется невероятным, что за все это время интерьеры бывшего Царского павильона сохранились почти в первозданном виде.

       В 90-х здание становится частным. Практически сразу его владельцы определяются с назначением особняка: здесь будет ресторан. Сначала американская кухня «Калифории», менее чем через год – русский ресторан «Царский павильон» и вот, наконец, в 2003-м году – «Паризьен».

       Главный принцип, который отстаивали основатели ресторана оригинальной французской кухни – кстати, любимой кухни императорского дома Романовых – гармония формы и сути. Хотелось вдохнуть в этот когда-то аристократический дом давно забытое содержание и хороший вкус. Хотелось и – получилось.

       Лучшие стилисты Москвы бережно вписывали современные интерьеры в старинное здание, стараясь не испортить, а подчеркнуть естественность, отныне воцарившуюся здесь. Не тронули несущие стены, сохранились те же семиметровые потолки, огромные окна и лепнина, зеркальные камины, восстановленные по эскизам императорских архитекторов. А картины и старинные фотографические изображения дореволюционной фирмы «Шерер, Набгольц и Ко» были закуплены у частных владельцев, чтобы замкнуть приходящих сюда гостей в атмосферу пышного барокко, высшего света, торжества – «для избранных». Здесь рассчитывали всё: от столовых приборов и до посуды цвета сливок, от массивных ампирных кресел, в которых тонешь, до белоснежных скатертей в пол